Великий террор в Советском Союзе с 1937 по 1938 год уничтожил тысячи невинных, случайных людей и тех, кто протестовал против преступного правления Иосифа Сталина. Жертвами стали также поляки, оставшиеся в Советском Союзе после Рижского договора 1921 года. 11 августа 1937 года глава НКВД Николай Ежов отдал приказ о начале так называемой польской операции, в результате которой погибло не менее 111 тысяч наших соотечественников, казенных по вымышленным обвинениям или депортированных в лагеря. В принципе, достаточно было быть только поляком, и этого по мнению НКВД уже хватало для подозрений и, следовательно, вынесения сурового приговора. Репрессии 1937-1938 годов стали драматическим сигналом для поляков, проживающих на восточных окраинах Речи Посполитой, которых предостерегали, какой может быть их судьба, если в будущем они неожиданно окажутся в советских руках.

cgyjdfhjdr
Личные вещи зверски убитых, извлеченные из катынских могил



Путешествие в неизвестное

Транспортировка из трех лагерей к местам расстрела началась в ночь с 3 на 4 апреля или утром 4 апреля 1940 г. Сотрудники НКВД до последнего момента скрывали пункты назначения от поляков. Перед отъездом проходили пропагандистские беседы и обыски. Офицеры получили ужин, лучший и более обильный по сравнению с предыдущими. На дорогу они получили паек: 800 гр. хлеба, немного сахара и по 3 селедки, впервые обернутые в бумагу. Кстати, на этой бумаге военнопленные писали письма и заметки – последние в своей жизни. Оставшиеся в лагерях завидовали отъезжающим. Им казалось, что их друзья отправятся в лучшие условия, а может быть даже домой… Ротмистр Юзеф Чапский, узник из Старобельска, вспоминает, что ходили даже слухи о том, что военнопленные будут переданы французам и англичанам. Дезинформация была преднамеренной. Это должно было устранить все подозрения и возможное сопротивление. В то время никто не думал, что это будет последний путь в их жизни. «Эшелоны смерти» добрались до мест казни за несколько часов. Пленники оставили в вагонах свой последний след – надписи: фамилию, дату или информацию о том, что они прибыли в определенное место, те кто из Козельска – под Смоленск.

Polscy jeńcy wojenni 1939 r.
Польские военнопленные 1939 г.

Stanisław Swianiewicz
Станислав Свяневич

Бесценный отчет с места преступления

Козельский пленник Станислав Свяневич, профессор Вильнюсского университета им. Стефана Батория, выдающийся специалист в области немецкой и советской экономики, которому Советский Союз даровал жизнь, был одним из немногих свидетелей, переживших это путешествие в неизвестное. Можно даже рискнуть сделать вывод, что он буквально был на шаг от смертельного выстрела в затылок. Свидетель сделал записку: «На площади стоял обычный пассажирский автобус среднего размера, с замазанными известью окнами (…) Автобус забирал около 30 пленных и исчезал за деревьями. Возвращался более-менее через полчаса или по истечении трех четвертей часа, чтобы забрать следующую партию». Профессор тогда не понимал, что коллеги были уже убиты.

Поляков убивали на объектах НКВД в Смоленске, Катыни, Харькове и Твери, в то время как они были тайно захоронены в безымянных ямах – общих могилах в Быковне, Катыни, Медном и Харькове (Пятихатках). Некоторые, более молодые и физически здоровые, сопротивлялись. Об этом свидетельствуют позднее обнаруженные останки зверски убитых. У них были руки связаны веревкой, соединенной с петлей на шее, на головы были натянуты мешки, шинели были оплетены веревками, рты были наполнены опилками. В Козельске число офицеров, связанных веревками, можно было бы оценить примерно в 20% (т.е. около 800 офицеров).

Палачи из НКВД убили в общей сложности 21857 человек (виртуальная экспозиция мемориальных досок с именами погибших включает в себя меньшее число, поскольку на основании известных на сегодняшний день документов на ней размещены списки лиц, похороненных на кладбищах в Катыни, Харькове, Медном и Быковне – для текущего состояния исследований – это наиболее точный список зверски убитых).

Первые казни состоялись 4 апреля 1940 года во второй половине дня. Среди жертв больше всего было офицеров Войска Польского и полицейских. Были и женщины, например, в Катыни погибла дочь генерала Юзефа Довбор-Мусницкого, летчица-лейтенант Янина Левандовская, которая была сбита солдатами Красной Армии во время патрульного полёта в сентябре 1939 года. 18-летний учащийся лицея Станислав Озимек, сын полицейского из Ошмян, не оставил своего отца одного в лагере в Осташкове. Они были убиты во время казни в Твери. Не исключено, что их палачом был Василий Блохин.


Убийца в кожаном плаще

В казни польских офицеров и других военнопленных принимали участие 125 функционеров НКВД – от охранников и водителей до должностных лиц различных рангов и тех, кто непосредственно исполнял приговоры. Русский историк Никита Петров подсчитал число преступников на основе списка награжденных за образцовое исполнение специального задания в 1940 году. Сегодня мы знаем их биографии и заслуги для НКВД. Этот позорный список открывается в алфавитном порядке водителем Александром Александровым и заканчивается Василием Жильцовым, функционером тюрьмы в Твери. Однако самым крупным преступником в этой группе был майор государственной безопасности Василий Блохин. Этот палач за всю свою преступную карьеру убил 10-15 тысяч человек, в том числе свое начальство и тех, кто попал в опалу Иосифа Сталина, таких как маршал Михаил Тухачевский и главы НКВД: Генрих Ягода и Николай Ежов. Он также участвовал в расстрелах польских полицейских из лагеря в Осташкове. Для проведения казней он подготовил специальную одежду: длинный кожаный плащ, а также шапку и очки, закрывающие лицо. Возможно, он не хотел запачкать форму кровью. Ежедневная норма расстрелянных изначально была установлена на 300 человек. Потом он неохотно передумал и сократил число до 250. По словам очевидцев, он тогда сказал: «[…] ночь была короткой и казнь должна была завершиться на рассвете». Оборудование также выходило из строя: пистолеты не были технически подготовлены к такой интенсивной эксплуатации, они перегревались. Он организовал базу, напоминающую „штабной вагон” на железнодорожном вокзале в специальном зале. После казней там проводились пьянки. Преступники из Харькова, Катыни, Смоленска и Твери никогда не были наказаны за совершенные злодеяния.

Wasilij Błochin

Васи́лий Миха́йлович Блохи́н


Narcyz Łopianowski
Нарцисс Лопяновский

Выжившие после советской казни

Только 394 пленных пережили истребление, они были отобраны по разным причинам (например, уникальные профессии, научные достижения, военные заслуги прошлого, готовнзсть к сотрудничеству с Советским Союзом, заступничество, например, немцев, итальянцев, литовцев). Генерал Ежи Волковицкий, которому была дарована жизнь, будучи мичманом царского флота стал героем Цусимского сражения во время русско-японской войны 1905 года. В свою очередь, ротмистру Нарциссу Лопяновскому, который вместе со своими кавалеристами сжёг около дюжины советских танков под Кодевцами в сентябре 1939 года, «Советы» предложили служить на любой выбранной должности в Красной Армии. Офицер Войска Польского отказался, но выжил, потому что лагерь в Козельске уже был разгружен. Итальянская королевская семья, с другой стороны, призывала к освобождению ротмистра Юзефа Чапского, используя для этой цели немцев, которые еще в 1940 г. были союзниками Советского Союза. Наконец, например, будущий генерал Зигмунт Берлинг, вместе с группой нескольких других офицеров, заявил о готовности сотрудничать с Советским Союзом.


Истина прорывается наружу

До весны 1943 года польские власти безуспешно разыскивали пропавших офицеров. Большую часть инициатив осуществляли премьер-министр правительства генерал Владислав Сикорский и командующий Польскими вооруженными силами в СССР генерал Владислав Андерс. В апреле 1943 года немецкая пропаганда предала огласке находку могил польских офицеров под Смоленском. Немцы, уверенные в своей невиновности, провели крупнейшую в годы войны пропагандистскую акцию, в том числе организовали массовые поездки в Смоленск и Катынь. В них приняли участие около 31 тысячи человек из всей оккупированной Европы, нейтральных стран и солдат вермахта. Немцы также привезли более 60 поляков. Некоторые из участников поездок вывозили из Катыни погоны от мундиров, пуговицы, веревки, которыми были связаны руки зверски убитых. Один из врачей, датчанин Хельге Трамсен, вывез череп польского офицера.

Цель немецкой пропаганды была ясна: разорвать единство антигитлеровской коалиции – западных альянтов и Советского Союза. План провалился. Англичане и американцы, по военным соображениям (ведь Сталин мог в любой момент бросить на фронт тысячи солдат, а возможности Польши уже были исчерпаны), встали на сторону Советского Союза. Они принесли в жертву интересы польского правительства в изгнании и весь польский народ. Это можно рассматривать как начало Катынской лжи, масштаб которой был усилен советскими властями в январе 1944 года после фальсифицированных выводов комиссии Николая Бурденко.

Ekshumacja
Эксгумация, 1943 г.


Последствия Катынского расстрела

Катынское злодеяние было не только геноцидом. В первую очередь это было запланированное истребление польской интеллектуальной элиты. Обоснован также тезис о том, что Советский Союз в 1940 году взял реванш за поражение большевиков в Варшавской битве 1920 года. Веским основанием для такого подхода является факт, что почти в то же самое время, когда преступники из НКВД убивали поляков, другие служащие НКВД осуществляли в Восточной пограничной зоне вторую депортацию польского населения в глубину Советского Союза. Депортация затронула семьи катынских жертв, которые двадцать лет назад поселились в восточных приграничных районах с целью развития экономики, а также продвижения национального самосознания и польской культуры.

Зверски убитые офицеры (большинство из которых были призваны на военную службу из запаса в сентябре 1939 года) составляли около 30% поляков с высшим образованием. Среди жертв были несколько сотен видных ученых (со званиями профессоров), общественно-политических деятелей, врачей, писателей, журналистов и спортсменов – олимпийцев. Их отсутствие было особенно заметно после окончания войны.

Это было не единственное трагическое последствие преступления. Очередная драма касалась судеб польского государства и его граждан. После разрыва дипломатических отношений между польским правительством и Советским Союзом в апреле 1943 года авторитет польских властей в изгнании резко снизился (к полякам относились уже не как к гостям, а как к интрузам). Англичане и американцы встали на сторону Советского Союза в международном дискурсе о Катыни. В то же время они передали под контроль Кремля Польшу и другие страны Центрально-Европейского региона. Иосиф Сталин создал зону своего влияния в этой части Европы и установил коммунистическое правление в подчиненных ему странах. Весь регион был отделен от остальной Европы так называемым „железным занавесом”. И еще кое-что. После 1945 года уже была уверенность в том, что поляки из изгнания не вернутся на Родину…


Проф. Тадеуш Вольша

С 2008 года проводит исследования о Катынском тяжком преступлении, о взглядах журналистов в ПНР, а также об отношениях между спортом и политикой в XX веке. В его научной деятельности около 250 публикаций.

Уже в течение нескольких лет он возглавляет редакцию журнала „Дзее Найновше”. Является членом Коллегии Института национальной памяти и Музейного совета при музее Второй мировой войны в Гданьске.